Mafuyu
Человек с ружьем всегда найдет цель в жизни. (c)
В темном коридоре чувствовать, как напряжен идущий впереди - наслаждение.
Ощущать себя желанным - невероятно.
Ощущать себя недоступным - сладко.
Знать о Великом Боге то, в чем он сам, кажется, страшиться признаться себе, - вожделенная власть.
Локи опускает ресницы и нарочно сбивается с шага, налетает брату на спину, словно невзначай и мимолетом прижимается всем телом и тут же отступает назад.
- Прости, - шепчет он, ощущая идущий от Тора жар, когда тот застывает и сжимает руку в кулак. - Задумался. Ну? Чего ты встал? Идем, тебя ждут, - и, пропуская меж губ тихий смешок, подталкивает брата в поясницу ладонью.
Тот покорно делает шаг и их поглощает шум буйного празднества, кружит вихрь танца, ослепляет блеск золота.

Средь шумного бала ловить на себе голодные взгляды - приятно.
Тора оттесняют вперед, окружают воины и девицы. Локи прячет улыбку и проскальзывает мимо струящихся на ветру занавесей, прячется в тени.
Так, чтобы старший брат потерял из виду, чтобы не мог нашарить голодным взглядом, чтоб растеряно оглянулся.
Локи теряется средь колонн и наблюдает, прижавшись щекой к прохладному камню. Ему интересно, он взбудоражен, кровь шальной волной бьет в виски и шумит в ушах.
Локи видит, Локи чувствует, как Тор хочет его.
Каждый день, каждую минуту, что они проводят вместе, его старший брат пожирает каждую черточку лица, каждый изгиб тела раздевающими, жаркими взглядами.
Тор не умеет скрывать своих чувств. Никогда не умел. Если ярость, то с разрушенной мебелью и битой посудой. Если смех, то во всю глотку. Если желание, то всепоглощающее, пламенное, как сам Громовержец. Локи купается в его желании и лишьсмеется над братом: впервые Тор, получающий все, что хочет, боится взять вожделенное.

Тор пьет вино кубок за кубком. Локи выходит на свет, разминает плечи, стреляет взглядом в сторону будущего короля Асгарда и подходит к давнему знакомому воину, чтобы перекинуться парой слов. Он смеется, позволяет коснуться своего локтя кончиками пальцев, отвечает кокетливой улыбкой и с интересом думает о том, как скоро этот юноша падет в бою, направленный не дрогнувшей рукой, в объятия смерти.
Тор ревнив, а Локи не ведает жалости в своих играх. Лишний раз доказать себе и Тору то, что Локи не ошибается - лишь приятная мелочь. А воинов в Асгарде еще достаточно. От взгляда, которым Тор одаривает спину смеющегося брата, хочется стонать. Этот взгляд поднимает волну где-то внутри - горячую, волнующую, согревающую грудь, оседающую тягучим жаром в паху. Локи готов заурчать, как кот. Он жалеет, что о взгляд брата нельзя потереться как о мех или простыни - о, с каким удовольствием Локи бы сделал это! Он еще раз улыбается знакомому, мысленно прощаясь с ним, и легко разворачивается на пятках сторону мечущего молнии глазами брата.
Локи непринужденно подходит, чуть склоняется и спрашивает шепотом, так, чтобы слышал только Тор:
- У моего брата плохое настроение? Отчего он не танцует?
Глаза Тора темнеют - Локи подобрал тембр голоса верно, - и он отводит взгляд. Локи хочется смеяться и, как ребенку, прыгать на одной ножке и хлопать в ладоши от счастья.
- Не хочу, - бурчит Тор. Он не смотрит на младшего и тот чувствует, как атмосфера вокруг накаляется до предела.
Локи склоняется еще ближе и Тор снова сжимает кулаки.
- А чего хочет мой брат? - с детской непосредственностью спрашивает Локи и Тор ударяет его взглядом, как кнутом, заставляя отшатнуться и закусить губы.
Локи на секунду теряется, а потом хохочет в голос, привлекая внимание гостей.
- Если мой брат хочет чего-то, то почему не возьмет? - весело спрашивает он, чувствуя, как земля уходит из-под ног, пихает Тора в плечо кулаком и ныряет в танцующую толпу. До конца бала он к брату не подходит.

Локи и сам бы не смог ответить, если б его спросили, когда он решил что игра стоит свеч.
Наверное, в тот момент, когда Тор первый раз убил посягнувшего на него мужчину. Или когда женщину, которая понравилась Локи, насильно выдали замуж и отослали вон из дворца. А может, когда Тор, забыв об осторожности, прижимал его к черной стене всем телом, скрывая от монстра, на которого они пошли с отрядом. Тогда Локи был готов отдаться брату прямо здесь, на грязном полу, забыв о воинах и этой мрази, таким жаром разило от Тора. Сделай Тор лишь шаг, и Локи бы бросился в омут, не раздумывая.
Но Тор молчал. Смотрел, убивал и молчал. Словно ставкой за слабость могло стать что-то, о чем младший и не мог подозревать.
Локи был готов дать руку на отсечение, и поклясться, что каждую ночь во сне Тор видит его. Смысл снов был очевиден.
Но дать волю чувствам наяву Тор себе не позволял, и Локи подозревал, что бесстрашный в бою воин и блистательный принц боится этих снов. Что он боится своих чувств. Иначе... почему еще не?

Средь замершего и опустевшего зала смотреть на прикрывшего рукой глаза брата - тревожно. Ни единой души рядом, близость жаркого тела и холодящий ветерок, что чуть колышет шторы, неожиданно возбуждают. Локи тенью движется по кромке каменного пола и замирает за спиной брата. Тор тяжко дышит и что-то шепчет. Локи прикусывает губы, сдерживая рвущийся на волю вскрик: Тор ласкает себя, сгорбившись, рьяно, с силой сжимая колом стоящий член. Зрелище завораживает. Локи забывает, как дышать, прислушиваясь к рваному дыханию брата, и кусает губы, чувствуя, как наружу рвется стон, а тело начинает гореть.
- Хелль тебя забери, маленький паршивец, - шепчет Тор. - Что мне делать, как от тебя избавиться?
Он глотает стон откидывается на спинку кресла, раздвигает ноги и дрочит еще ожесточенней.
- Локи...Локи...за что?...Что же это...кто проклял меня?... - дыхание сбивается, Тор судорожно глотает воздух, прогибается, толкаясь себе в руку, закрывает глаза и откидывает голову назад. - Аааах....Одну ночь, Локи...одну ночь...
Тор шепчет как сумасшедший, судорожно двигая бедрами.
- Я сложу к твоим ногам весь этот гребаный город, маленькая ты дрянь...зеленоглазая...моя.... - он вскрикивает, изливаясь в руку и тут же снова начинает двигать ею, не давая себе расслабиться.

Локи облизывает губы. Сейчас он бы не сказал, точно, сон это или явь. Локи впивается взглядом в судорожно сведенные брови брата. То, что он слышал сейчас, кажется бредом. На этом месте младшему принцу, будь он благоразумен, стоило бы развернуться и покинуть безлюдный, остывающий после шумного праздника зал. Но шепот Тора в тишине, его зовущий голос и влажные толчки в руку лишают Локи разума.
Тор пьян. Он горяч как тысячи костров. Его тело, полоска кожи над не прикрытыми бедрами, открытая шея, движущийся в такт дыханию и руке кадык, возбужденный, налитой влагой и кровью член - все это отодвигает благоразумие куда-то далеко, откуда ни одна трезвая мысль сейчас не сможет докричаться.

Локи делает бесшумный шаг из пустоты, подходит к Тору, не чувствуя пола, и плавным движением опускается меж раздвинутых коленей. Он едва успевает упереться ладонью в живот вскинувшемуся в ужасе брату, когда тот обнаруживает перед собой стоящего на коленях, раскрасневшегося Локи, влажно облизывающего губы и глядящего темными, совершенно сумасшедшими глазами.
Тор не успевает ничего сказать . Рука Локи ползет вверх, задирая праздничное одеяние бесстыдно высоко, обнажая рельеф мышц , оглаживая, лаская. Вторая рука накрывает пальцы, сжимающие набухший член и убирает их прочь.
- Тронешь меня, - хрипло шепчет Локи, склоняясь к паху и обжигая чувствительную кожу дыханием, - и будешь искать по всем девяти мирам со всей своей армией.
Локи поднимает глаза, ловит ошалевший взгляд брата и проходится по влажной головке языком, надавливая, обволакивая. Щекочет кончиком и облизывается, как голодный волк.
Тор зажимает рот рукой, чтобы не заорать от нахлынувших ощущений и вцепляется пальцами в подлокотник.
- Только смотреть, - шепчет Локи. - Пока я не разрешу большего.
И медленно вбирает член в рот, полностью, до основания, прикрывает глаза, замирает на секунду и начинает скользить по стволу губами, чуть постанывая в такт собственным движениям. Тор огромен, гладок и выступающие вены так приятно гладить языком. Локи сосет влажно, заполняя рот слюной, выпускает изо рта, чтобы прочертить влажную дорожку вниз, прихватить мошонку, пройтись языком, пощекотать, и снова обхватить член губами, чувствуя, как тело заполняет вязкая истома, как по позвоночнику проходит горячая волна. Тор стонет в руку, вскидывает бедра, подается под гладящую грудь и слегка сжимающую сосок руку, закусывает кулак, чтобы не орать. Он готов кончить от одного вида черной макушки, движущейся над его бедрами, от одного ощущения влажного, сладкого рта сосущего его член, ему хочется схватить за волосы и вбиваться в эту податливую мягкую влагу яростно, безудержно, но рука сжимает бедро крепко, удерживая любые попытки изменить такт движений. Язык проходится по спирали, снизу вверх, и Тор чувствует, что из глаз сейчас посыплются звезды.

Локи дышит хрипло, между ног наливается тяжесть. Он чувствует, как колени Тор разъезжаются в стороны еще сильней. Устраивается удобнее на полу, соскальзывает ладонью, на внутреннюю поверхность бедра, и ускоряет темп, поглаживая брата. Тору кажется, что сладкая пытка будет длиться вечность, что он сошел с ума, уснул в зале и видит очередной сон, но Локи начинает пощипывать сосок, возвращая к реальности, отрывается от члена и обжигает дыханием низ живота.
- Что ты творишь? - хрипит Тор, и трется бедрами о грудь брата. Пальцы, сжимающие подлокотники белеют от напряжения.
Локи хрипло смеется, ловит пульсирующую плоть рукой, прижимается щекой, целует головку, обхватывает пальцами, заставляя Тора податься навстречу, проскальзывает вверх, по груди, прихватывает губами сосок и чуть прикусывает. Тор выгибается так, что, кажется, сейчас хрустнет позвоночник. Локи хохочет, соскальзывает обратно вниз, выпускает перенапряженный член из ладони и усаживается на пол, откидываясь назад, опираясь на обе руки и облизываясь.
- Ты потрясающе выглядишь, - Локи не стесняется говорить громко, дыхание его обрывисто, глаза блестят лихорадочно. - Такой покорный... братец, братец.
Локи смеется, откидывается на спину на жесткий пол, выгибается змеей, ловя возбуждение каждой клеточкой, пробегается пальцами по застежкам, обнажая белую кожу и принимается ласкать себя беззастенчиво, напоказ
- Ты хочешь меня? - голос Локи сиплый, губы припухли. - Так хочешь, что готов отдать мне Асгард за одну лишь ночь?
Тор подается вперед, завороженный зрелищем, сползает с кресла и замирает, помня о запрете касаться вожделенного тела.
- Все что пожелаешь, маленькая дрянь, - хрипит Тор. Болезненное возбуждение начинает причинять боль, разум меркнет, - Что только пожелаешь!..
Локи снова заливается смехом, полубезумным, звонким. Его не волнует, что кто-то может услышать. Пусть слышат, как самый могучий воин Асгарда стелется перед ним, в надежде получить желаемое. Тор похож на зверя. Светлые волосы разметались, одежда сбита... вот он, на коленях, готовый на все.
- Почему не взял сам, а братец? - Локи кокетливо глядит из под ресниц, проскальзывает ладонью меж ног и начинает дрочить, вскрикивая в такт движениям. – Где… твоя... смелость?.. Или я… смелее тебя.., могучий Тор?

Тор не отвечает. Он смотрит, смотрит, смотрит, припадает к полу и, когда Локи раздвигает колени, проскальзывает вперед, едва не прижимаясь губами к ткани, под которой продолжает двигаться рука, и замирает. Локи не разрешил.
Локи ерзает, кусает губы, запрокидывает голову. Покорность Тора заводит едва ли не сильнее ласк. Младший принц прикрывает глаза, проводит рукой по груди, заводит ее за голову, цепляется за ножку стоящего рядом стола и подается бедрами вперед, в губы Тора.
- Трахни меня, – звонкой пощечиной звучит в наступившей, на секунду, тишине приказ.

Звериный рык накрывает зал раскатом грома. Тор словно срывается с цепи и Локи едва успевает вцепиться в стол второй рукой, прежде чем с него с утробным ревом срывают одежду. Сильные руки подхватывают под бедра, поднимают и горячий рот впивается в кожу, засасывая, заглатывая, лаская, щедро смачивая слюной. Локи кричит, извивается тонет в пожаре, вскидывает бедра навстречу, широко распахивая глаза, до судорог впиваясь пальцами в безразличное к утехам богов дерево. Тор закидывает ноги брата на плечи, наваливается, так что тот два не касается коленями собственных плеч, сплевывает на пальцы и проскальзывает ими меж ягодиц, раздвигая, надавливая, смазывая. Локи хрипит под тяжелым телом, дергается, хохочет, тянется навстречу губам, проходится по ним кончиком языка, прикусывает, требуя поцелуя, стонет, когда в него входят сильные пальцы, подается на них, жаркий, развратный, доступный...
Стол сотрясается, где-то падает со звоном тарелка и проливается вино, попадая каплями на плечи Тора, и Локи слизывает пьянящую влагу, кусается и шипит орудующему пальцами в заднице брату:
- Ну же, не тяни, кретин. Мы оба ждали слиш...
Впивающиеся в шею губы, и член, ткнувшийся в растянутое отверстие, не дают договорить. Локи поджимает пальцы ног, вдыхает со свистом и старается расслабиться, когда Тор входит в него разом, на всю длину, заполняя всем собой полностью раскрытое тело.
Младший принц кричит, пытается подмахнуть бедрами, выгнуться под Тором, вцепляется в волосы брата мертвой хваткой, оттягивая голову назад, и снова звонкой пощечиной отдает приказ:
- Двигайся!
Тор вздрагивает и начинает вбиваться у тело брата рваными толчками, аритмично, дергано, ненасытно, словно голодный, дорвавшийся до вожделенного яства, старающийся урвать побольше, давящийся, задыхающийся...
- Дурррак, - хрипит Локи, - Не так быстро! Не убегу!
Тор дышит как загнанный пес, пытается выровнять ритм, срывается, перехватывает брата поудобней и все же настраивается на нужную волну.
Толчки становятся размеренней, Локи стонет, дергает ногами, скидывает их с плеч старшего, обвивает вокруг талии и начинает с силой подаваться навстречу.
- Ну же...- шепчет он. - Ну же, Тор, сильнее! Сильнее!
Тор уже не соображает что происходит. Он тонет в ощущениях, тонет в удовольствии, и лишь подчиняется командующему, покорно опираясь на пол и с яростью толкаясь в страстно отвечающее тело.
- Локи, Локи, - стонет могучий воин. - Жизнь моя... Локи... приказывай... еще...
Локи задыхается, цепляется за плечи, ищет губами губы и выдыхает в них ядом кобры:
- К черту Асгард. Отдай мне свою жизнь. Отдай себя.
Тор сминает ядовитые губы поцелуем, вколачивает Локи в пол последними, неистовыми толчками и кончает, глуша собственный крик о крик кончившего следом младшего брата.
После он сидит у ног устроившегося в кресле Локи, и целует тонкую щиколотку, нашептывая какой-то бред. На лице Локи блуждает блаженная улыбка, волосы Тора щекочут чувствительную кожу и, в общем, плевать, на то что ходить и даже сидеть невыносимо больно, а на спине до крови содрана кожа.
Через несколько месяцев Тор Одинсон взойдет на престол Асгарда.
Но истинным Королем он не станет никогда.
Ставка оказалась слишком высока.

@темы: фанфик